21 января 2016

19 января состоялось расширенное заседание Совета при Губернаторе области по развитию Белгородской агломерации.

Евгений Савченко: «Давайте ответим на вопрос: какой должен быть экономический объем, объем производства, сколько мы должны производить валового муниципального продукта на территории Белгородского района и города Белгорода, Белгородской агломерации? Здесь 500 тысяч жителей – сколько на одного жителя мы должны производить валового муниципального продукта? Давайте поставим реальную задачу: на одного человека, на одного жителя агломерации производить хотя бы миллион валового муниципального продукта, то есть в общем 500 млрд рублей. Если в долларах, то 12-13 тысяч долларов. Напомню, что в таких странах, как Сингапур, Япония, США, эта цифра приближается к 50 тысячам долларов на одного человека. Это реально производить не 150, как сегодня, а 500 миллиардов? Я считаю, вполне реально.

Следующий вопрос. Какая должна быть структура экономики? Это очень важный вопрос. Как по факту сегодня сложилось: у нас не менее половины производства всего регионального продукта приходится на реальный сектор экономики, как мы привыкли называть. Это промышленность, машиностроение, химия, строительство, включая производство строительных материалов, сельское хозяйство, перерабатывающая промышленность. Остальное – это сервисная экономика: торговля, общественное питание, транспорт, связь, бытовые услуги, коммунальные, жилищные, туризм, здравоохранение, образование, культура, финансы, страховое обслуживание, государственное управление и т.д. В сервисной экономике производство добавленной стоимости составляет примерно 10-15, в лучшем случае 20-25%. В первом секторе у нас добавленная стоимость в структуре производства составляет свыше половины.

Но есть еще третья экономика – инновационная. Какова ее доля сегодня на территории Белгородской агломерации? Доли процента… Я считаю, что доля инновационной экономики, а это она имеет самый высокий маржинальный доход – до 80% и более – должна занимать в ближайшие 10 лет не менее 20% в общем экономическом объеме Белгородской агломерации. И должен сложиться у нас некий оптимум: 40% – это реальный сектор экономики, 40% – сервисная экономика и 20% – инновационная экономика. Вот структура 2025 г. Мы это все потом превратим в итоговый документ, и все наши действия будут подчиняться этому итоговому документу.

Следующий вопрос. Как должны быть размещены субъекты экономической деятельности? Ответ уже прозвучал и в выступлениях, и в докладах. Они должны быть размещены примерно так, как размещено у нас и население на территории. То есть применительно к агломерации должна быть децентрализация и должна быть реализована полицентрическая модель размещения производительных сил Белгородской агломерации, которая, на мой взгляд, предусматривает создание не менее 50 тысяч новых рабочих мест за пределами нынешней городской границы. Какой лучший формат размещения новых экономических субъектов? Технопарки, технополисы – это мы уже доказали на практике. У нас есть один – «Северный» – вот она модель, которую нужно тиражировать.

В развитых странах технопарки располагаются в радующей глаз сельской территории. Это такой пасторальный вид. Точно так же они должны развиваться и на территории Белгородской агломерации. Где должны располагаться новые технопарки? Направления известны. Северное направление – поселок Северный (надо расширять действующий технопарк за счет птицефабрики «Северная»), в самом поселке Северный (молочно-товарная ферма – назрел давно ее вынос), район Шопино, хутор Жданово и до самого Строителя. Здесь 3-4 технопарка вполне размещаются. Западное направление – это Стрелецкое (он уже там вырисовывается фактически), в Пушкарном тоже, сюда можно отнести дорогу вплоть до Томаровки слева и справа, это поселок Комсомольский (в его направлении 2-3 технопарка). Кроме того, Бессоновка напрашивается, в поселке Октябрьский обязательно должен быть реализован технопарк. В южном направлении – Майский, Дубовое, Таврово, Никольское, Новая Нелидовка, Старая Нелидовка. И восточное направление – это Ольшанец, Разумное, Маслова Пристань, Новосадовый, Беловское, Ближняя Игуменка и Дальняя Игуменка, хотя это Корочанский район – неважно. По всем направлениям у нас должны быть реализованы не менее 30-40 технопарков. Это тоже программа ближайших лет.

Технопарки, я считаю, должны быть преимущественно частные. У каждого должно быть один или несколько инвесторов-интеграторов. Это все в ближайшие месяц-два необходимо расписать, придать огласку. И пойдет работа. Нужен четкий план действий. Итальянцы говорят, что чудес не бывает – есть хорошо запланированное и реализованное мероприятие. Тогда появляются чудеса.

Я сделал акцент в перспективах экономического развития на район, но считаю, что и город не должен отставать, тоже развивать технопарки. Промплощадка «Энергомаша» – прекрасная площадка для развития технопарка, всем оборудована. Площадка цементного завода (он в ближайший год-два прекратит свое существование), там 40 гектаров – в инфраструктурном отношении это просто изюминка для развития. Завод пластмасс, поля фильтрации «Цитробела», восточное направление, где «Белвитамины» и дальше до Беловского… Город должен не отставать, а развиваться в формате создания технопарков.

Формат реализации какой у нас? Я уже практически сказал: проектный, публичный и состязательный, хорошо продуманный во всех мелочах, во всех деталях. Я считаю, что администрации города Белгорода, Белгородского района совместно с корпорацией «Развитие», Правительством области, совместно с ресурсообеспечивающими организациями: энергетиками, газовиками – нужно подготовить четкий план действий по запуску данных проектов по каждому направлению. Вот он – целый веер проектов. Как минимум должно быть 30 технопарков в Белгородской агломерации. Даже если у них будет по 10 резидентов, по 10 предприятий, то это уже будет 300 предприятий. Если на каждом из них будет работать в среднем по 100 человек, то уже 30 тысяч новых рабочих мест, хотя мы ставим задачу создать не менее 50 тысяч рабочих мест.

Вопрос четвертый давайте рассмотрим, продолжая разговор об экономике, – как вообще развивать инновационную экономику? Только в союзе с наукой, научными центрами. Университеты плюс научные проектные учреждения должны генерировать стартапы. Белгородский государственный университет, технологический, сельскохозяйственный университет, кооперативный, институт культуры – пожалуйста, генерация стартапов. Их наработки должны подхватывать производственные предприятия и таким образом развивать инновационную экономику. Примеры у нас есть? Есть. Вот «ВЕРОФАРМ» блокируется с Белгородским государственным университетом, и прекраснейшее у них получается сотрудничество и новый проект. У нас уже есть действующие – давайте возьмем предприятие «Скиф-М» – прекрасный пример инновационного предприятия, 200 человек там работает, совместно с БГТУ, другими научными центрами, совершенно конкурентоспособное предприятие с поставками продукции на мировой рынок. «ВладМива» с университетом работает в глубокой увязке. Или взять предприятие по производству лизина в Шебекинском районе, то же самое. Таким образом, нужно развивать инновационную экономику.

Сегодня у нас, уважаемые друзья, наступило время, когда настоящее на наших глазах превращается в будущее. Не было никогда такого в истории человечества. Я недавно получил интересный материал, какие у нас будут профессии будущего, которые уже появляются или появятся в ближайшее время. Допустим, в медицине появляются новые специальности: биоэтик, IT-генетик, IT-медик, тканевый инженер, разработчик кибер-протезов и имплантов. Допустим, в биотехнологии: архитектор живых систем, парковый эколог; в строительстве: прораб-вотчер, проектировщик 3D-печати в строительстве, архитектор энергонулевых домов, проектировщик инфраструктуры «Умного дома»; в промышленности: инженер-композитчик, проектировщик домашних роботов; в финансовом секторе: оценщик интеллектуальной собственности. Есть у нас такие специальности? Нет или только появляются. Менеджер фонда прямых инвестиций в талантливых людей… В культуре, искусстве: тренер творческих состязаний, личный тьютор по эстетическому развитию, арт-оценщик и так далее. Десятки, сотни новых профессий, мы не успеваем, наши учебные заведения не успевают еще их готовить. Это тоже проблема, которая стоит перед нашими учебными заведениями, и мы здесь ни в коем случае не должны отставать. Таким образом, готовя новых специалистов, специалистов новых профессий, мы должны готовить и инновационную экономику. Вот что касается экономической части нашего разговора.

Какая должна быть жилищная политика, строительство, архитектура? Соотношение между многоэтажной и малоэтажной застройкой должно быть, я считаю, один к четырем. А может, даже один к пяти, шести, семи. Но не более, чем один к четырем. То есть на долю многоэтажного жилья должно приходиться не более 20%, примерно такой уровень, как сейчас, но пожелания я свои сказал на будущее. Где у нас должны строиться многоквартирные дома? Только при реконструкции старых жилых кварталов в городской черте или в новых микрорайонах так называемой кластерной застройки, как у нас сейчас «Улитка», «Новосадовый», «Восточный» и так далее, на новых площадях. Никакой точечной застройки, она должна быть под абсолютным запретом, просто наложено табу на всякую точечную застройку. Квартальная и кластерная многоэтажная застройка, других вариантов быть не должно.

Индивидуальные жилые массивы будут и дальше развиваться. Земля у нас для этого есть, инженерные сети подводятся, планы соответствующие есть. Из 20 тысяч гектаров мы на сегодня освоили чуть-чуть больше половины, у нас еще 8 тысяч гектаров – 40 тысяч усадебных домов. Ровно на 8-10 лет такими темпами индивидуальное жилищное строительство у нас обеспечено.

Давайте зададим вопрос, какой предел численности населения у нас должен быть в агломерации? Я думаю, он должен приблизиться к 2050 г. к 700 тысячам человек. Вот на этом нужно останавливаться, для этого есть соответствующие методы, как регулировать численность агломерации. Мировая практика такой опыт наработала, его тоже можно применять и у нас.

Архитектура. Сегодня у нас общий какой есть взгляд? У нас нет выразительности архитектурной, нет стиля. Давайте себе зададим вопрос: вот пройдет 50-100 лет, какие объекты жилые, производственные, социальные, коммерческие, культовые, построенные в последние 25 лет, могут претендовать на звание памятников архитектуры? Ну, наверное, здание художественного музея, стиль «русский модерн». Наверное, офис «Агро-Белогорья» в стиле «хай-тек». Ну, может, еще два-три. А посмотрите, как оно в старину все строилось? Конюшни ребиндеровские, Батрацкие дачи – памятник архитектуры, сахарный завод Боткиных – памятник архитектуры, любая жилая купеческая и даже крестьянская постройка – памятник архитектуры, мельница в Волоконовском районе – памятник архитектуры. Войнами много разрушено.

К чему разговор? Мы должны повысить роль, а если надо, квалификацию и полномочия городских, районных и областных архитекторов. Мы ставим такую задачу. Строится даже какой-то сервисный центр обслуживания и должен претендовать на то, чтобы через 100 лет он вошел в список памятников архитектуры. А у нас все на один манер, на одну колодку делается, вроде так и ничего, но это не памятник архитектуры.

Как должна выглядеть агломерационная инфраструктура – транспорт? Самое больное сегодня место – общественный транспорт. Я считаю, в ближайшее время, в дни и месяцы, мы должны найти разумный баланс по передвижению жителей агломерации между личным транспортом, общественным и альтернативным (велосипеды, мотороллеры и пешком).

Идет доминирование автомобильного транспорта. Сегодня у нас 150-170 тысяч автомобилей. Даже без увеличения численности населения в ближайшее время будет удвоение как минимум автомобилей. Количество достигнет 300 тысяч. И это происходит на наших глазах. Что мы дальше будем делать? Будем какие-то развязки, дороги строить – да ничего не поможет. Мировая практика говорит о чем: передвижение на личных автомобилях должно быть дорогим, с многочисленными запретами, хотя это и самый комфортный вид передвижения. Запреты, начиная от платных парковок, платного въезда куда-то, выгораживания каких-то улиц для пешеходов и так далее. Мы от этого никуда не денемся.

Передвижение на общественном транспорте должно быть недорогим и удобным. У нас сегодня, может быть, недорогое, но крайне неудобное. Нужно сделать его удобным. Как это сделать? Концепция разрабатывается, она будет в кратчайший срок оглашена, и мы приступим к ее реализации. Детали потом будем обсуждать, когда увидим концепцию.

Передвижение на альтернативной основе – велосипеды и прочее – должно быть бесплатным, удобным и здоровьесберегающим. Что нам мешает сегодня, допустим, на четырехполосных наших дорогах, которые сделаны в городской и районной черте, хотя бы на выходные дни, хотя бы на несколько часов выделять по одной полосе с одной и другой стороны для того, чтобы передвигались только на велосипедах? Давайте это делать. Или, может быть, выделять, как это Москва сегодня делает, крайние правые полосы для того, чтобы передвигался только общественный транспорт и кареты скорой помощи. Но там должен быть не тот «мусор», который сегодня ходит у нас, а современные троллейбусы, современные автобусы и так далее.

Считаю, нужно немедленно заняться проектом, к реализации которого уже фактически приступили, – «Двор без автомобиля». Он должен быть реализован в Белгороде, да и в Белгородском районе, в ближайшие максимум два-три года на основе, может быть, государственно-частного партнерства, в том числе создания кооперативных паркингов и открытых стоянок. Сколько сегодня в городе Белгороде открытых кооперативных стоянок для автомобилей? Ноль. А они должны быть. Вот двор, рядом у нас обязательно найдется место в пешеходной доступности для того, чтобы людям сказать: вот ваши места, пожалуйста, мы туда и дорожку подведем, давайте ваших 50-70 автомобилей. Как в Шебекино создан кооператив, сами люди разметили места свои, шлагбаум поставили, радуются, что все рядышком.

Но двор – это публичное пространство, давайте один раз и навсегда это запомним. Во дворах многоэтажной застройки люди должны общаться, дети должны играть, чувствовать себя в безопасности. Давайте, в конце концов, здесь разумный баланс находить. Но не просто методом запрета, а методом предоставления альтернативных, грамотных, продуманных решений. Мы на эту тему вели с Константином Алексеевичем Полежаевым разговор, и такие решения есть, надо только заниматься.

В опережающем режиме мы должны навести текущий порядок с общественным транспортом, вписав его в будущий проект модернизации транспорта вообще.

Инженерная инфраструктура как должна выглядеть? С учетом тех экономических объемов, которые мы должны удвоить, а то и утроить, с учетом развития жилой застройки мы должны сегодня уже сделать прогноз энергопотребления на ближайшие 10-15 лет и вплоть до 2050 г. В соответствии с этими прогнозами развития экономики, жилья, производственной сферы откорректировать действующую программу энергообеспечения. А это, во-первых, увеличение мощности подстанции федеральной сетевой компании; МРСК, во-вторых, и развитие самого сетевого хозяйства. План у нас есть, но его нужно постоянно корректировать. Это вопрос департамента, вопрос муниципалитетов и вопрос наших подразделений МРСК и ФСК.

Одновременно прошу предусмотреть выполнение полностью программы энергосбережения и энергоэффективности в соответствии с действующим законодательством. Закон принят, он фактически прямого действия. В разрезе каждого объекта энергопотребления мы должны реализовать схему: энергоаудит – первое, второе – паспорт, третье – энергосервисный контракт, четвертое – его исполнение, пятое – отчет о достижении заявленных целей по энергосбережению. Это касается и жилищной, и коммунальной сферы, это касается всех объектов энергопотребления. Исполнители у нас прежде всего руководители муниципальных подразделений. Здесь уже десятки и сотни проектов, больших и маленьких. Деньги на поверхности, они заложены в самой экономике, которую мы сделаем, которые мы не будем тратить. Нужно брать заемные средства, вкладывать, в течение какого-то срока они обязательно возвращаются экономике.

Теплоснабжение, отопление и горячее водоснабжение максимально должно быть децентрализованным. А еще лучше индивидуальным, в том числе в многоквартирных домах, или локальным. От централизованных сетей давайте уходить. Я не хочу сказать, что нужно от них уйти вообще, это никогда не произойдет. Но все, что вновь строится, должно быть на локальном или индивидуальном теплоснабжении. У нас Егоров Евгений Степанович в свое время здесь революцию сделал, и мы ему за это благодарны, когда в десятиэтажных домах он добился изменения стандарта и стал делать поквартирное отопление. Это надо продолжать.

Водоснабжение, водоотведение. Также нам нужно находить пути децентрализации, особенно в районах индивидуальной жилой застройки, создавать самостоятельные компании по управлению. У нас это решение практически принято на основании Белгородской ипотечной корпорации. Она тоже будет управлять и водоснабжением, и водоотведением от районов индивидуальной жилой застройки.

Крайне важная проблема, которая требует немедленного решения, – это проблема дополнительного водоснабжения в рамках агломерации в летний период, связанный с поливом. Есть проблема, что мы глаза на нее закрываем? Есть решение. Мы его обсуждали, принимали. Как идет, допустим, Западная Европа по этому пути? Они идут уже очень дорогим путем, собирают все талые воды, все атмосферные осадки, их накапливают и используют в течение поливного сезона там, где требуется. Это дорого, но они уже и на это идут. У нас можно и этот путь использовать, можно другие пути, об этом мы рассуждали, находили решения, надо здесь просто действовать.

Следующее направление – переработка и утилизация ТБО. Системный подход методом проб и ошибок найден. У нас есть полное понимание, как это должно выглядеть. Требуется довести до полного завершения этот проект. Одна особенность, на которую я хочу обратить внимание. Все органические отходы – растительные, пищевые – в индивидуальных домах должны утилизироваться на специальных компостных площадках в каждом подворье и использоваться в этом же подворье как удобрение для выращивания экологических продуктов питания (овощей, фруктов, ягод). Культура компостирования абсолютно отсутствует. Здесь усилия депутатского корпуса и всех будут только приветствоваться. Давайте мы отведем себе два года на решение этой проблемы.

Вы спросите, куда девать органические отходы от предприятий, от бюджетных учреждений, от перерабатывающих предприятий, которые образуются у нас, что с ними делать? А есть горводоканал, который должен построить биогазовую станцию, где перерабатывать в метан свои иловые остатки, собирать все биологические отходы от вышеупомянутых организаций, а также измельчать древесные, растительные остатки, газонную траву и так далее, все перерабатывать на биогаз, биотопливо. Сегодня в Европе все транспортные средства работают на этом газе. Наша делегация изучала этот опыт. Вся Япония так работает. А мы все хотим жить по-старому. Не получается. Да, это дорого, наверное, да, здесь какое-то государственно-частное партнерство напрашивается. Но это обязательно нужно делать. У нас в отходы должен идти: пластик, стекло, металл, старые бытовые приборы, мебель и не более того. Все остальное должно утилизироваться таким путем, как я сказал. Это новый проект и даже несколько проектов, которые мы должны реализовать.

Следующее направление, о чем хотел бы сказать, вернее, вопрос. IT-коммуникации. Сегодня у нас нет никакой системы. IT-пространство IT-компаниями разрывается: тот кабель тянет свой, тот свои вышки ставит. Системного, единого подхода нет. Я считаю, что Правительство области совместно с городом, районом должно разработать проект построения единого информационного пространства на территории Белгородской агломерации с привлечением на публичной основе операторов, инвесторов – это очень выгодный бизнес – и его реализовать. Причем реализовывать нужно с опережением, с заделом на будущее. Нужно обеспечить прекрасный широкополосный доступ к Интернету на территории всей агломерации, он должен быть качественным и работать безупречно, предоставлять все IT-услуги. Это не просто для бытовых нужд нужно, для общения нужно. А это, кстати, позволит создать у нас тысячи новых рабочих мест для фрилансеров. Их рабочее место – это информационно обеспеченный уголок, комната или квартира.

Несколько замечаний хочу высказать по совершенствованию нашей среды обитания, которая должна меняться с каждым годом в лучшую сторону. Вообще среда обитания какие должна решать задачи? Я считаю, что очень важно поговорить о задачах, которые решает постоянно меняющаяся улучшающая среда обитания.

Первую задачу, которая она решает, - это привитие новых культурных навыков у людей, а также изменение их общественного поведения. И общество от недовольства, от агрессии все больше и больше за счет улучшения среды обитания перемещается в бесконфликтную зону. А как можно строить солидарное общество в какой-то агрессивной обстановке, в конфликтной обстановке, где много недовольства, где много претензий друг к другу, где много претензий к власти? Только менять среду обитания. Улучшать ее постоянно. Вот эту задачу решаем.

Второе – среда обитания повышает качество жизни.

Третье – среда обитания должна способствовать раскрытию потенциала людей и за счет этого – закреплению молодежи.

Еще о чем я хотел сказать: сама качественная среда обитания является и капиталом. Она капитализирует экономический потенциал субъектов экономики, человека и территории. Чем более обустроена среда нашего жизненного устройства, тем дороже стоит: и люди, которые там живут (капитализируются таким образом), и предприятия, которые здесь находятся (они становятся более привлекательными, их стоимость резко возрастает). Среда обитания – это многомерное понятие. И то, о чём мы говорили выше, - о технопарках, об экономике – это тоже часть нашей среды обитания, но это, так сказать, ее технократическое восприятие.

Я хотел бы остановиться на нескольких злободневных для нас вопросах – о понимании совершенствования среды обитания вот в таком человеческом, если хотите, измерении.

От Белгородской агломерации у нас началась реализация новой культуры городского и загородного досуга – это чрезвычайно важное направление. Появляются уже и оркестры по выходным дням, танцы под живую музыку, новый формат городских парков, городские утренние зарядки, спортивные площадки, воркауты, реализуется проект мультипарка на площади более 1,5 тысяч гектаров – это все очень и очень важно. Все это нужно продолжать, расширять. И это очень важная социальная задача – раскрывать потенциал творческих людей, вовлекать молодежь.

Что дополнительно, я считаю, в этом направлении нужно делать? То, о чем уже было сказано, – некоторые улицы делать пешеходными, демонстрировать там искусство наших уличных музыкантов, мастеров народного творчества, проводить книжные ярмарки, распродажи, творческие соревнования различных групп населения, какие-то соревнования между ТОСами, между кварталами, между улицами, между районами или между городом и селом. Арт-студии, частные музеи, библиотеки, дизайн-студии, арт-кафе и так далее. Здесь институт культуры должен быть дрожжевой массой в развитии новой среды и культуры.

Следующее – загородный досуг. Лучшее решение у нас найдено – это развитие рекреационных зон различного профиля. Вот Ольшанец – мы очень благодарны прежде всего компании «Агро-Белогорье», Владимиру Федоровичу Зотову, который реализовал этот проект, очень творчески реализовал, размашисто, комплексно к нему подошел. Вот таких «ольшанцев» у нас должно быть в агломерации десятки. Есть проекты, есть планы действий? Пока нет. Я прошу их немедленно составить и предложить (здесь архитекторы, городская и районная власть, инвесторы потенциальные), они должны быть разной направленности, рассчитаны, может быть, на разный уровень состоятельности, на разный уровень интересов, возможно, на разные возрастные группы населения. Здесь нужно хорошо поработать в штабном режиме и приступить к реализации. Давайте отведем два-три года на эту работу, чтобы у нас загородный досуг был привлекательнейшим не только для белгородцев или жителей Белгородской области. Из других мест должны приезжать и здесь оставлять свои деньги, в конце концов. К тому же – это новые рабочие места. Каждый такой проект рекреационной территории нужно публично обсуждать, утверждать в целом программу и завершить ее в течение двух-трех лет.

Надо использовать специфику нашей области – это развитое сельское хозяйство. Можно сделать популярным такое направление как гастрономический туризм, реализовывать международные соревнования. Вот Зотов Владимир Федорович тоже реализовал, и я считаю, что они должны стать традиционными. Международное соревнование по барбекю, лучшие домашние напитки, другие гастрономические изыски – таким образом, появляются новые бренды.

Где сегодня можно в Белгороде купить, так сказать, шедевры нашей национальной белгородской кухни? Допустим, фощеватовский лапшевник? Где роговатовскую катанку можно сегодня попробовать? Таких кулинарных шедевров на территории нашей области десятки, если не сотни. Все это должно быть представлено здесь, в центре. Все это должно соответствующе подаваться, об этом нужно рассказывать. Это тоже может стать таким культурным достоянием Белгородской агломерации.

В рамках развития мультипарка прошу реализовать современный креативный проект набережной: от Кашар до Ольшанца, может быть даже до Масловой Пристани и дальше – до Новой Таволжанки по левому берегу, и от Соломино до БелГУ по правому берегу Везелки и Северского Донца, и Белгородское водохранилище. Должна появиться вообще-то архитектурная, такая рекреационная доминанта на территории Белгородской агломерации. Считаю, что нужно включить экономические стимулы по выносу промышленных предприятий, их не так уж много, гаражей и прочих объектов, не вписывающихся в требования этой уникальной рекреации, которая действительно будет доминантой всей Белгородской агломерации.

Считаю, что мы должны составить поэтапный план архитектурной модернизации всех улиц города Белгорода. Мы недавно смотрели проект по модернизации проспекта Богдана Хмельницкого, который, я надеюсь, будет реализован в текущем году. Проспект совершенно по-новому будет выглядеть. И так мы должны сделать по каждой улице города Белгорода. В первую очередь, по центральным улицам, по старой части города. Здесь и районам не надо отставать. И в Разумном, и в Северном, и в Дубовом, и в Майском то же самое нужно делать.

Особое внимание, наряду с реконструкцией фасадов, прилегающих территорий, уделить архитектуре вечернего освещения, ночного освещения, обустройству вывесок, реклам. Все должно соответствовать самому взыскательному эстетическому вкусу. Я еще раз повторяю, продемонстрировать на примере проспекта Богдана Хмельницкого и стиль, и вкус, и ощущение, что живешь в новом градостроительном пространстве. Я считаю, что пяти лет – срока полномочий мэра города – вполне для этого достаточно. Ну, может быть, еще пару лет надо для того, чтобы крайние улицы захватить и полностью реализовать этот проект.

Непрозрачные заборы – заменить на прозрачные, кроме, конечно, индивидуальных жилых домов. Все остальные заборы должны быть прозрачными. У нас еще каменные стоят с 50-ых годов, разрушающиеся бетонные заборы – все раскрыть, и мы увидим другой город. Раскроем забор, и сразу будет наводиться порядок внутри дворовых территорий всех наших промышленных предприятий, объектов и так далее.

Городское искусство: художественная роспись стен, граффити, малые архитектурные формы, монументальное искусство – его тоже нужно развивать, здесь тоже должны быть реализованы наши планы.

Дорожное строительство и благоустройство. Не только дороги уличные, но и въезды во все дворы, частные дома, объекты бизнеса – все должны быть с твердым покрытием. У нас уже выработано требование: ни один автомобиль на территории Белгородской агломерации не должен где-то проезжать или стоять на неподготовленном основании. Грязи, никакого выноса вообще не должно быть – вот принцип. По улице Везельской проезжаешь – прямо в грязи машины месяцами стоят. Но ведь мы же дышим, это наше пространство – здесь должны быть запретительные меры, жесткие требования на этот счет. Мы очень многое делаем, но и жители должны сами откликаться. Константин Алексеевич Полежаев продемонстрирует вылетную магистраль по улице Сумской. Сделать ее вместе с жителями, довести до такого состояния, когда улица становится неузнаваемой, никто не выносит никакой грязи никуда, всем приятно жить, хотя это и вылетная магистраль.

Уборка и очистка закрепленных территорий. Вот этот проект у нас работает, к сожалению, неудовлетворительно, особенно когда снегопад. Парковки, прилегающие территории к учреждениям убираются от случая к случаю и под большим нажимом. Система контроля не работает. Вот мне вспоминается такой случай в прошлом году, о котором весь мир узнал. Джон Керри, министр иностранных дел или госсекретарь Соединенных Штатов был оштрафован на 55 долларов за то, что он после снегопада не прочистил дорожки от улицы к своему двору. Почему у нас этого нет? Вот как люди подходят, вот пример для подражания.

В городе, не говоря уже о районе, все еще есть наружные туалеты, которые не подключены к канализации. Этого не должно быть! Ликвидировать и забыть. Наружные туалеты должны остаться – это естественно, но их необходимо подключить к централизованной системе водоснабжения и водоотведения. Все остальные сервисные предприятия, автозаправочные, коммерческие, офисные, должны быть оборудованы туалетами, причем с обслуживанием инвалидов. Это новые стандарты, это тоже качество жизни, тоже наша среда обитания.

Зеленое обустройство. Надо побольше переходить – этот курс уже взят – от однолетников к многолетникам и вертикальному озеленению.

Следующий вопрос – интернетизация всех сфер нашей жизни. Я уже об этом сказал, в плане чисто технологического подхода. Информационные технологии меняют экономику, общественную жизнь, делают ее конкурентоспособной, меняют личную жизнь людей. Направления в нашей работе следующие.

Первое – изменить взаимоотношения власти, населения и общества, применять лучшие мировые практики. Сделать предоставление всех государственных услуг бесконтактным, оперативным, удобным. МФЦ – это как промежуточный этап, в перспективе у нас все услуги должны предоставляться в онлайн-режиме. Город должен быть напичкан IT-компаниями, предлагающими различные мобильные приложения, сервисы. Городская и районная власть должны создавать отдельные рабочие группы по их оценке и продвижению в жизнь во всех сферах жизнеустройства. Мы не должны здесь отставать, наоборот должны быть первыми. Сколько граждан сегодня имеют личный кабинет налогоплательщика? Кто-то знает в городской или в районной администрации? Даже не интересовались этим вопросом, а, наверное, все взрослое работоспособное население должно уже иметь личный кабинет налогоплательщика. Или сколько у нас сегодня населения оплачивает налогов, штрафов, платежей за жилищно-коммунальные услуги и прочее в онлайн-режиме?

Давайте создавать цивилизованную систему, вообще наличных денег не должно ходить или ходить как можно меньше. В общественном транспорте рассчитываться какими-то электронными приспособлениями, карточками, мобильными телефонами. Для этого должны быть сервисы, мобильные приложения, и мы их должны генерировать, создавать творческо-рабочие группы, обсуждать эти вопросы.

Социальная инфраструктура агломерации. О ней уже здесь шел разговор, это болевые наши вопросы, но, тем не менее, мы должны их решать. Территориальная и социальная инфраструктура должна быть максимально приближена к месту жительства. Программа размещения строительства детских садов, учреждений дополнительного образования, начальных школ, а также средних школ разрабатывается. Я думаю, в течение первого полугодия 2016 г. мы ее рассмотрим и примем на очередном заседании Совета агломерации. Смысл программы заключается в том, что должны быть очень короткой доступности, максимум несколько сот метров, – школа, начальная школа, детский сад, ну и чуть-чуть дальше, не более одного километра, – средняя школа.

Образование в целом. Считаю, что в агломерации мы должны больше внимания уделять физическому и творческому развитию детей дошкольного и школьного возраста, студентов ссузов, ВУЗов. В последнее время мы многое делаем в этом направлении, и я предлагаю провести глубокий анализ того, что у нас уже имеется, – и предложить новую дорожную карту, перечень новых проектов с приоритетом духовно-нравственного, творческого развития подрастающего поколения. Думаю, что департаменты внутренней политики, образования совместно с администрациями города и района должны проанализировать эту ситуацию, рассмотреть ее итоги и предложить новые проекты в этом направлении на педагогическом совещании в августе текущего года.

Система здравоохранения. Много проблем системного характера. Они заключаются в том, что здравоохранение работает практически на 100% в пожарном режиме или, как медики говорят, в ургентном, неотложном режиме. Мы все еще занимаемся лечением болезней, больных людей, а надо, чтобы здравоохранение поддерживало у нас здоровье здоровых. Как у нас сейчас организовано здравоохранение в целом по стране? Оно очень дорогое и неэффективное, его можно поддерживать, только заливая деньгами.

Мы должны реализовать второй подход, который с экономической точки зрения, с финансовой, является намного дешевле и эффективнее, он системнее. Мы должны укрепить, перестроить работу первичного звена – семейных врачей и поликлиник. Вот с этого все начинается: семейный доктор на полторы тысячи человек населения, который все знает о нашем здоровье и ведет нас, знает, когда мы профилактический осмотр прошли, знает, какие у нас болезни еще могут быть только на подходе и уже зажигает желтый и красный свет и вырабатывает свою личную и дорожную карту, как нам войти в здоровую зону. Тогда у нас стационары будут работать тоже на 70% в плановом режиме. У нас сегодня режим какой? Заболел – скорая помощь – операционный стол. Так заниматься своим здоровьем нельзя.

Мы должны научиться управлять здоровьем территорий. Перестроить все, жить уникальным способом, для чего мы планируем в ближайшее время укрепить материальную базу первичного звена. Считаю, что нужно предоставить полномочия этому звену, за которым движение всех финансовых средств в здравоохранении. Вот семейный врач – у него полторы тысячи человек. Мы выделяем примерно 15 тысяч в год бюджетных средств на одного человека: 15 тысяч на 1,5 тысячи человек – это 12,5 млн рублей. Как расходуются эти средства? Сколько за профилактический осмотр? Сколько за диагностический осмотр в поликлинике? Сколько за проведение операции в стационаре? Все под контролем, причем общественным контролем должно быть. Тогда мы добьемся желаемых результатов. Не вижу ничего плохого в передаче первичного звена здравоохранения по конкурсу на основе государственно-частного партнерства частным компаниям, доказавшим на деле высокую эффективность управления, в том числе и социальными проектами. Я думаю, в ближайшее время мы это продемонстрируем.

И последнее о чем хочу сказать, по числу последнее, но первое, я считаю, по значению. Нам нужно найти правильный ответ на вопрос: каким требованиям и навыкам должна отвечать сегодня команда современных управленцев, современных чиновников.

На первое место в контексте сегодняшнего разговора я бы поставил творческий подход, креативность. Творческий руководитель и специалисты работают на границе своих компетенций, а не в центре. Что это значит? Если наши компетенции представить в виде круга, то он должен работать по периферии своих компетенций, а не в центре – вот это творческий руководитель любого ранга. А если он в центральной части своих компетенций, то это чиновник, который работает строго по инструкции. Да, такие чиновники должны быть, может половина, 50%, но остальная часть должна постоянно генерировать новые проекты, быть их участниками. Творческие люди от других чем отличаются? Тем, что они инициируют, а затем и осуществляют изменения, которые повышают качественные показатели объекта управления, а те, которые работают в центре своих компетенций, просто хорошие исполнители каких-либо инструкций.

Второе качество – системность, системный подход. Решая любую текущую, точечную проблему, надо представлять явление, объект управления в целом. Кладя кирпич, надо представлять здание целиком. Для реализации системного подхода необходимо владеть в совершенстве проектным менеджментом, научиться управлять проектами. Они выступают сегодня красной нитью – проекты, проекты, проекты. Об этом можно говорить бесконечно долго, нужно научиться управлять проектами – это тоже искусство. У нас в области оно несколько лет развивается, мы это требуем, мы последовательно идем по этому пути. Каждый сотрудник мэрии, районной администрации, областного правительства должен быть участником нескольких проектов. Участниками проектов должны быть депутаты, жители, молодежь – это то, что создает новую среду обитания. Белгородская агломерация – это один большой проект, который состоит из сотен тысяч маленьких проектов, и каждый маленький проект должен быть органичной частью большого.

Третий навык или умение, которым должен обладать чиновник, – это умение изменять поведение, восприятие людей, иначе невозможно улучшать среду обитания. И здесь есть три способа, как это делать. Первый способ – это принуждение посредством установления ограничений, штрафов, новых требований. Второй способ – это убеждение, для чего нужно использовать очень веские аргументы. Третий способ – это учить на примере, то есть создавать новую модель. Вот Василий Николаевич Потрясаев создал, например, новую модель стандартного благоустройства сельских территорий в Ивнянском районе. Или Бессоновка в Белгородском районе. Перекладывайте эту модель, перенимайте опыт.

Вот эти три способа, которыми мы должны владеть в совершенстве. Есть ещё два – это страх и обман, но это не наши способы, мы ими не пользовались и не будем никогда пользоваться.

Еще хотел бы отметить навык – это клиентоориентированность. Есть бизнес, который должен быть клиентоориентированным, ориентированным на своего клиента, потребителя. То же самое должно быть и в органах власти. Мы как называем гражданина, который к нам обращается? В лучшем случае заявитель, проситель, но это наши клиенты. У чиновника нет ни заявителя, ни просителя – есть клиент, который является потребителем услуги: государственной, муниципальной, федеральной услуги, за которые он платит непосредственно деньги в бюджет. А мы всего лишь исполнители бюджета. Для этого мы должны обладать таким качествами как дружелюбие, открытость, коммуникабельность, доступность и, конечно, честность. Вот четыре требования, которым должен отвечать современный руководитель в органах власти.

Завершая свое выступление, хочу сказать, что руководить – значит управлять изменениями. То, что изменяется, - дееспособно, то, что не изменяется, - отмирает. И в этом плане, я считаю, что у Белгородской агломерации большое будущее. Мы с вами в начале пути. Вы избрали верный путь и верную дорогу. Давайте, дорогие друзья, вместе реализуем прекрасный светлый проект, имя которому Белгородская агломерация».