11 января 2016

«Белгородчина завершает 2015 год успешно», – такими словами губернатор Белгородской области открыл встречу с представителями белгородских СМИ. По словам Евгения Степановича по итогам года внутренний валовый региональный продукт вырастет не менее чем на 3 процента по сравнению с предыдущим годом. Рост промышленного производства составит не менее чем 4 процента.

Положительные показатели были замечены и в сельском хозяйстве. Так, если в прошлом году прибыль сельскохозяйственных предприятий составила около 44 млрд рублей, то в этом году может достигнуть 50 млрд.

Евгений Степанович подчеркнул, что были исполнены все обязательства, касающиеся социальной сферы. «Построены, отремонтированы, отреставрированы десятки, даже не десятки, а сотни различных, больших и маленьких объектов» - заявил губернатор.

В строительстве был достигнут рекордный показатель ввода жилья – 1 кв. метр на человека. Данный показатель можно считать одним из самых лучших показателей в Российской Федерации.

Кроме того, была перевыполнена программа в дорожном строительстве: если планировалось освоить около 5 млрд рублей в этой сфере, то по факту ожидается – порядка 8,5 млрд рублей. Полностью завершена окольцовка Белгорода современной четырехполосной объездной автодорогой с ночным освещением, а в Старом Осколе улучшена ситуация с дорожной сетью.

Губернатор также заявил, что к уровню прошлого года удалось собрать консолидированный бюджет области на 6 млрд больше, чем год назад, то есть более чем на 10 процентов.

«Что касается нашего государственного долга, то структура его улучшилась, и он не увеличился, а даже чуть-чуть уменьшился» - сказал Евгений Степанович.

Елена Бондаренко, ТРК «Мир Белогорья»: «Евгений Степанович, как вы считаете, что делает Белгородская область в экономической, духовной и социальной сферах, какие импортозависимые ниши и технологии осваивает, каким трендам завтрашнего дня собирается соответствовать?».

Евгений Савченко: «Мы считаем, что если сохранится вот такой инерционный макроэкономический вариант развития событий, то мы в лучшем случае сохраним темпы текущего года в экономике. У нас есть очень хорошие инвестиционные заделы. У нас проработана хорошая инвестиционная программа будущего года, и мы уже знаем, какие проекты мы будем завершать, какие проекты начинать, и в том числе, в первую очередь, в программе импортозамещения. Поэтому если сохранится даже негативный фон инерционного развития в целом в макроэкономике Российской Федерации, то я считаю, что мы сохраним нормальный, позитивный ход нашей региональной экономики на будущий год. Что касается наших бюджетных возможностей по повышению доходов населения, заработной платы, то и здесь мы считаем, что входим в 2016 год значительно более окрепшими, чем это было год назад. Достаточно сказать, что мы входим по областному бюджету с остатком денежных средств не менее 3-х свободных миллиардов рублей, чего не было год назад, тогда сумма была значительно скромнее. В целом я считаю, что настроение у преобладающего числа экономических субъектов, у нашего предпринимательства – мелкого, среднего, крупного – достаточно позитивное, и тем более все почувствовали выгоду. Мы регион, так скажем, не очень экспортоориентированный или не очень зависим от импорта. Мы регион, который производит всё больше и больше продукции исключительно на рынок Российской Федерации, на внутренний рынок. И структура нашего производства такая, что она всегда будет востребована. Это машиностроительная продукция, металлы и преимущественно всё, что связано с развитием продовольственного комплекса, которому мы в последнее время уделяли очень и очень много внимания. Поэтому и здесь структура нашего сегодняшнего производства ВРП такова, что она будет востребована даже в условиях глобального заниженного спроса в целом в Российской Федерации. Наша машиностроительная продукция, которая в основном связана с энергетическим машиностроением, тоже будет востребована в любом случае, поскольку сегодня она связана с импортозамещением. Раньше трубопроводы высокого давления для атомных и тепловых станций мы в основном закупали, а сегодня мы производим. Или ввели, допустим, в уходящем году мощности лизина. Россия будет всегда потреблять 100 тысяч тонн в год, а у нас всего производство чуть больше пятидесяти тысяч тонн. Поэтому с экономической точки зрения наших бюджетных возможностей, я считаю, что мы сохраним уровень динамики текущего года. Я считаю, что будут приниматься такие меры, как снижение процентной ставки, обеспечение доступа к кредитным ресурсам, а значит, большее число людей получит возможность реализовывать собственные инвестиционные проекты. Допустим, сегодня в нашей линейке предложений 86 инвестиционных проектов с общим объёмом финансирования свыше двухсот миллиардов рублей. Если мы получим доступ к кредитным ресурсам, а я почему-то верю в то, что рано или поздно мы к собственным кредитным ресурсам наших кредитных организаций доступ получим, то у нас вообще никаких проблем не будет, у нас будет рост с двухзначным числом нашей экономики. Потому что инвестиции – это залог будущего экономического роста и в целом благосостояния и благополучия жителей Белгородской области. Я ещё не сказал, что численность наша тоже приросла, мы продолжаем расти, наверное, не так уж и много, но где-то на 3 тысячи, может быть, на 4 тысячи численность Белгородской области увеличилась к уровню прошлого года. Этот показатель в общем-то говорит о многом, потому что мы остаёмся привлекательным регионом для жителей нашей страны. Ну а в прошлом году, конечно же, в силу геополитических событий, связанных прежде всего с Украиной, мы приняли очень большое количество на постоянное место жительства граждан Украины».

Сергей Ерёмин, газета «Белгородская правда»: «В апреле 2015 года, в вашей публикации «Как обеспечить экономический рост» был высказан ряд интересных предложений. Был ли какой-то отклик в Правительстве России на эти предложения, и какие из этих предложений были поддержаны?»

Евгений Савченко: «Я не знаю о какой-то реакции в Правительстве Российской Федерации на конкретно мои предложения. Я знаю реакцию на моё выступление на Государственном совете. А моё выступление на Государственном совете и публикация, о который Вы упомянули, они по большому счёту, где-то совпадают. Реакция на моё выступление была довольно сдержанная, но всеми трезвомыслящими политиками оно было принято очень позитивно. По большому счёту, если проанализировать всю макроэкономическую политику нашей страны за последние два года или полтора года – с введением санкций, когда мы вступили в этот глобальный кризис, то больше и больше в этой политике появляется признаков такого правильного, разумного подхода. И чтобы расширять возможности спроса, прежде всего, для наших предприятий, создаются целые отрасли. Программа импортозамещения – это же не просто чьи-то слова и чьё-то пожелание или предчувствие, это уже реальный план действий, который сегодня реализуется Правительством Российской Федерации и куда мы интегрированы, наша область, и все остальные регионы Российской Федерации. Не нужно нам бояться санкций, нужно развивать свой внутренний рынок, нужно во многом быть самодостаточными, во многих экономических нишах, закупать только то, что нам невыгодно производить, или то, что мы в силу каких-то причин никогда не производили. Всё остальное надо производить у себя. Если взять наше экономическое пространство, евразийское пространство, оно приближается уже к 200 млн человек. А это уже такое количество, которое является с макроэкономической точки зрения самодостаточным. То есть здесь можно вести разговоры об автаркии, то есть о создании некой замкнутой экономической системы, которая во многом самодостаточна. И важно, чтобы мы в рамках вот этой нашей национальной экономической или евразийской экономической системы производили продукты, товары, услуги на самых современных конкурентных, конкурентоспособных требованиях. Я считаю, что такие тренды уже существуют, с этим и связан мой оптимизм в отношении экономической ситуации в ближайшие годы».

Дмитрий Орищенко, агентство «Абирег»: «Вы сказали, что удалось улучшить структуру госдолга области, если можно уточнить, что удалось перекредитовать, на каких условиях, сколько стоило обслуживание государственного долга, сколько оно будет стоить и когда, по вашим планам, достигнете безопасного уровня и каков он, на Ваш взгляд, этот безопасный уровень»?

Евгений Савченко: «Если сравнить нашу задолженность с задолженностью Греции, то я как-то подсчитал, нам нужно взять ещё полтора триллиона рублей. Вот наш ВВП составляет сегодня 700 млрд рублей, в Греции почти два ВВП долги составляют. При этом они считают, что у них безопасный уровень.

Наш долг, если по отношению к ВВП, 40 млрд к 700 млрд – это на уровне 6-7%. Тем не менее, мы входим в топ-десятку регионов с наивысшей задолженностью. В текущем году улучшилась структура долга, мы заменили около 4 млрд рублей коммерческих долгов с процентной ставкой от 8 до 11% при помощи Правительства Российской Федерации бюджетными, которые по продолжительности до 2022 года, даже есть до 2015 года так называемые дорожные кредиты, но у них процентная ставка всего 0,1%, то есть они фактически бесплатные.

Мы 300 млн рублей за счёт этого только сэкономили средств на обслуживание. А всего мы тратим на обслуживание наших долгов где-то чуть больше 2 млрд рублей, во всяком случае, такая цифра заявлена на будущий год. Конечно, желательно, чтобы и их не было, но будем работать дальше, у нас по замещению ещё кое-какие кредиты коммерческие остались. Федеральное Правительство выделяет нам на будущий год тоже, по-моему, 260 млрд рублей, оставшиеся коммерческие кредиты мы заменим на бюджетные и таким образом выйдем из ситуации. Хотя большинство губернаторов, когда принимался год назад антикризисный план, тогда объединились и высказали такую позицию: «Вы, уважаемое Правительство Российской Федерации, выделяете 1 трлн рублей банкам на так называемое фондирование, то есть на их возможности по кредитованию экономики. Мы им подсказали вариант: вы эти деньги дайте регионам, а у регионов задолженность перед коммерческими банками примерно 1 трлн рублей тогда была, замещение сделайте, а мы вот эти деньги вернем этим же банкам, и по сути дела, вы одним решением убьёте двух зайцев, даже больше». Но, к сожалению, к нашем голосу не прислушались, сделали так, как сделали, отправили эти деньги напрямую банкам, на повышение где уставного капитала, где увеличение фондирования, теперь их получают субъекты нашей экономики под 15-17% годовых. Но они и от нас ещё получают, может быть, меньше, я сказал 8-11%. То есть они оказались в более выгодном положении».

Дмитрий Орищенко: «Из повестки дня исчез вопрос альтернативной энергетики. Вы разочаровались в этом вопросе»?

Евгений Савченко: «Мы нисколько не разочаровались, я только за. Дело в том, что в нашей стране есть такое «нефтяное проклятье», конечно, не проклятье, а благо большое, что мы имеем много нефти, много газа, и по мировым ценам его стоимость уменьшилась для наших потребителей в валюте ровно в два раза. Валютный курс подскочил в два раза, был, скажем, 200 долларов газ для наших потребителей, а сейчас он стоит 100 долларов, а в рублях та же самая цифра, даже на 10% больше. Альтернативная энергетика вот при таких дешёвых углеводородах не имеет никакой перспективы развития. Хотя Германия уже на будущий год выходит на 20% - в общей структуре производства электрической энергии 20% это альтернативная: ветровая, биогазовая и немножко солнечной там ещё присутствует.

У нас есть программа развития нашей биогазовой энергетики. Она составляет, если мы всё будем перерабатывать, что запланировали (это отходы животноводства, отходы сахарной промышленности, пищевой промышленности и даже отходы водоотведения, бытовые отходы), не менее 250 МВт. Мы можем развить эти дополнительные мощности – 250 МВт – а это всё потребление населения нашей области. А основной-то потребитель у нас – это промышленность, фактически мы бы могли это сделать. Да, там затраты с учётом капексов, стоимость электроэнергии значительно, в два раза больше, она достигает 6-7 и даже 8 рублей за киловатт/час. Её нужно, чтобы кто-то субсидировал. Но пока такого механизма субсидирования в стране, к сожалению, не выработано. В перспективе, я думаю, мы обязательно вернемся к этому вопросу.

За счёт федеральных средств мы выиграли один конкурс по установке станции солнечных батарей в Ровеньском районе, в районе Айдара. И проект есть, и мы его выиграли, и даже на «малом» Правительстве рассмотрели. Проект мощностью 2,5 МВт, но и он тоже забуксовал сейчас, видимо, в связи с общей ситуацией с бюджетным финансированием, потому что это чисто бюджетный проект».

Александр Матвеев, ИА «ТАСС»: «Не так давно «Евроцемент груп» анонсировал проект по модернизации двух действующих производств для выпуска цемента сухим способом (экологически чистым). Но очень скоро Белгородский цемент заявил о том, что площадка будет закрыта. Какая официальная позиция властей и как все-таки Правительство области рассчитывает на сохранение производства цемента в регионе, потому что у нас один старейших заводов в стране был».

Евгений Савченко: «Действительно, со стороны Евроцемента была принята программа модернизации двух заводов: Белгородского и Старооскольского. Но когда случилось то, что случилось, и когда фактически потребность цемента на внутреннем рынке не возросла, на что Евроцемент рассчитывал, а сократилась на 20%, естественно, они пересмотрели свою инвестиционную программу и твёрдо приняли решение модернизировать на сухой способ получения цемента только Старооскольский как более новый, более современный цементный завод. И к этой модернизации они фактически уже приступили, я думаю, что если не в 2016 году, то в 2017 году они её обязательно завершат полностью и выведут этот цементный завод даже на производство около 5 миллионов тонн в год.

Белгородский завод фактически оказался не на окраине, а в центре города Белгорода, и по нему тоже было много за последние годы сделано в плане оздоровления экологического состояния. И при всём при том, что жалобы наши ещё остаются к ним и претензии, но тем не менее, уже нет того покрова пыли и цементной крошки, которую всегда утром мы сметали с наших дорог и с автомобилей. Сейчас уже этого нет, но тем не менее, проблемы остаются. И, конечно же, когда мы стали выбирать, что надо модернизировать, а что, может быть, трансформировать в некую такую другую экономическую площадку, то, конечно же, Белгородский цемент постигла вот такая участь. Пока он не закрывается, пока он работает. Он ещё, наверное, будет работать в таком режиме, где будут не шесть печей, а меньше, и 2016 год. Да, там сегодня осталось не тысяча двести человек, а значительно меньше. Но, тем не менее, мы позаботились о том, чтобы все люди были трудоустроены. У нас открывается масса новых производств. А что касается самой площадки – её площадь около 40 гектаров – это площадка с колоссальными преимуществами для любого инвестора. Там есть вся инфраструктура. Там есть прекрасные транспортные подъезды, автомобильные, железнодорожные, там много свободных энергетических мощностей, газа достаточно. Планируется там развернуть такой частный технопарк, как это сделано, скажем, на площадке витаминного комбината, где сегодня создано рабочих мест даже больше, чем это было в бытность комбината «Белвитамины», и продукции производится больше. Я уверен, что здесь эту площадку белгородского цементного завода ждёт та же участь. Это будет мощный промышленный парк, но уже с экологически чистой продукцией. Там, возможно, даже и логистические центры будут размещены, потому что это уникальная площадка. Такие проекты сейчас уже разрабатываются. Я думаю, скоро будет объявлен конкурс на привлечение резидентов в новый промышленный парк.

Считаю, что за промышленными парками будущее большое. Как пример – ситуация на промпарке «Северный», который развивается при помощи бюджетных пока что средств, федеральных, за что мы благодарны очень Правительству Российской Федерации, и наши средства там участвуют, средства поставщиков наших ресурсов – энергетиков, газа. И мы видим, что очень успешный проект. Но будущее, я считаю, за частными проектами и технопарками. В качестве примера я могу вам привести технопарк на базе Волоконовского завода. На этой площадке в несколько десятков гектаров сейчас уже ряд производств, в том числе светодиодные лампы – великолепный проект, «Билайт» предприятие. Сейчас туда уже перенесли предприятие из Подмосковья, потому что здесь условия лучше по производству различных канцелярских принадлежностей. И многие-многие другие предприятия стоят в очереди, чтобы стать резидентом в Волоконовке. На этой площадке, я уверен, будет работать в несколько раз больше людей, но это будет инновационная площадка, это будут инновационные рабочие места. Хорошие доходы будет приносить в бюджет Волоконовского района и консолидированный бюджет нашей области. И таких частных технопарков у нас будут десятки по нашей области».

Евгения Юрина, ТРК «Приосколье»: «Евгений Степанович, вы о Белгородской агломерации рассказали. Какие перспективы в наступающем году вы видите в развитии Старооскольской и Губкинской агломерации»?

Евгений Савченко: У Староосколькой агломерации развитие шло с отставанием. Нам не удавалось её как-то раскачать. Раскачать, прежде всего, интерес к индивидуальному жилищному строительству и к индивидуальному образу жизни у старооскольцев. Но последние два-три года там происходят очень хорошие позитивные изменения. Старооскольцы наконец-то почувствовали вкус к загородной жизни. Мы активно начали там, даже лучше, чем в Белгородской агломерации, строить инфраструктуру и дороги. «Металлоинвест» пожертвовал нам 1 млрд, из этой суммы приблизительно 200 млн вложились в то, чтобы подвести дороги даже до перспективных массивов индивидуальной жилищной постройки. С точки зрения обеспечения газом, электроэнергией, водой, водоотведением там проблем нет. Мы планируем и строительство социальных инфраструктурных объектов, я имею в виду детских садов и начальных школ.

Поэтому Старооскольская агломерация будет развиваться, рано или поздно они соединятся с Губкинской, которая ещё более слабо развивается. Хотя это не самое лучшее в экологическом плане направление. В экологическом смысле это туда – северо-восток, к Котово, Лапыгино, вот это направление хорошее и перспективное. Там мы планируем реализовать один из уникальнейших проектов. Я встречался с московской инвестиционной группой, которая планирует там развернуть строительство не одного десятка гектаров теплиц, в районе Котово. Там одновременно будут создаваться и рабочие места, поэтому перспективы я вижу очень и очень неплохие у развития Старооскольской агломерации. «Металлоинвест» подтверждает планы – вложиться в город, инфраструктуру, обустройство дворовых территорий не менее 1 млрд рублей. И я уверен, что после этого Старый Оскол по уровню благоустройства ничем не будет уступать Губкину».

Анна Скрипка, «Российская газета»: «Евгений Степанович, несколько лет подряд в регионе продолжается программа биологизации земледелия – я предлагаю вернуться к аграрной теме – но если белгородские сельхозпроизводители инвестируют в это, вкладывают в биологизацию, в органическое земледелие, то их коллеги в других регионах не спешат этим заниматься. И хотелось бы спросить: если какой-то эффект уже от этих мероприятий и можно ли его посчитать в рублях»?

Евгений Савченко: «Давайте займёмся этим вопросом. У вас время есть? Когда я выступал на вручении премий имени Василия Яковлевича Горина, и мы подводили итоги прошедшего года в аграрном секторе, я назвал три составляющих нашего успеха. Первое – это хорошее управление, замечательный труд, хорошие технологии наших инвесторов. Второе – это инвестиции, государственная поддержка. Третья – биологизация. Но третье я бы поставил на первое место. То, что мы получили такой урожай зерновых, а он значительно лучше, чем в других регионах, соседних регионах, где почвенно-климатические условия лучше наших, случилось за счёт биологизации земледелия. Её вклад, я считаю, не менее 5 ц/га, т.е. полтонны. Грубо говоря, миллион гектаров, где у нас во всей полноте применяется биологизация, это 500 тысяч тонн зерна. Можно и в рубли легко перевести: это 5 млрд рублей. Вот эффект от биологизации земледелия, который получают. А если это зерно ещё проходит через желудочно-кишечный тракт наших животных, то там оно удваивается, так сказать, добавленная стоимость его возрастает как минимум в два раза.

Ну а самое главное – это почвы наши, которые всё время деградировали, их деградация остановилась. Почва – главный наш цивилизационный ресурс – стала возрождаться. Наша задача, чтобы вынос сухого вещества с урожаем был меньше, чем вносим мы туда какими-то агротехническими приёмами. Это и посевы сидеральных культур, и органические удобрения, корневые остатки, это посев бобовых культур с нитрагином (семена обрабатываем, чтобы там был микробиологический синтез азотных удобрений) и т.д.»

Андрей Маслов, Fonar.tv: «Евгений Степанович, вопрос о планах на будущее. Какие-то глобальные векторы, может быть, Вы определи до 2017 года, до завершения этого губернаторского срока? И, собственно, какие планы на будущее после 17-го года»?

Евгений Савченко: «Вы знаете, что наши планы не связаны со сроками – они не дискретными являются. Наши планы носят непрерывный характер, а не какой-то дискретный.

«Ах вот, раз срок закончился, мы свернули все планы, потом выборы прошли – давайте думать, что нам делать ещё на предстоящий срок полномочий», - это абсолютно неправильный подход, я его никогда не исповедовал. Я всегда исповедовал непрерывность. Буду я работать или кто-то другой, но такой эволюционный, непрерывный подход в развитии нашего региона, его стратегическая заданность и в экономическом развитии, и в социальном развитии должна сохраниться.

Я считаю, что на сегодня система стратегического развития региона есть, она создана. У нас есть понимание развития социальной сферы, инфраструктурной сферы нашей области, то есть её инфраструктурного состояния опережающего. Есть абсолютное понимание, как развивать нашу экономику дальше, за счёт каких проектов в сельском хозяйстве, промышленности, по импортозамещению. Есть понимание, как улучшать наше духовно-нравственное состояние – за счёт построения солидарного общества. Тоже чёткая, понятная дорожная карта есть. Есть понимание, как стабилизировать и улучшить нашу систему безопасности, с федеральными органами у нас это выстроено, и вся система работает. По поддержке предпринимательского сообщества… Можно перечислять здесь и дальше программы по каждому направлению. Но они же все на слуху, в Интернете всё есть. Открывайте сайт любого департамента – и Вы всё увидите, услышите».

Александр Матвеев, ИА «ТАСС»: «Евгений Степанович, было заявлено о том, что в Тюмени будет построен второй завод по производству лизина на 30 тысяч тонн. Каковы наши планы в этом отношении, и не думаем ли мы о производстве дополнительных аминокислот, которые важны для развития нашего сельского хозяйства»?

Евгений Савченко: «Наша потребность в лизине на сегодняшний день составляет 100 тысяч тонн. Я думаю, что через несколько лет она будет на 50 тонн больше. То есть надо ещё как минимум в три раза больше мощностей создавать. Я не исключаю, что мы ещё, может быть, дополнительную мощность по лизину будем развивать. У меня состоялся разговор с Бобрицким Г. А. по дальнейшему развитию биотехнологического производства, в частности, незаменимых кислот. Что касается лейцина, то его производство в Волгоградской области с советских времён где-то ещё осталось. Оно есть, и я думаю, что нет смысла создавать что-то параллельное, поскольку там, наверное, думают о том, как расширять в соответствии с потребностями нашего рынка. А что касается треонина, то его потребность порядка 20 тысяч тонн на всю страну – это тоже незаменимая аминокислота, которую мы сегодня импортируем. Сейчас прорабатывается в Шебекино план заняться этим производством. Я думаю, что в течение 2 лет его можно спокойно реализовать. Но, кроме чисто незаменимых аминокислот, сегодня у нас в наработках, в кейсах очень большой пакет биотехнологических проектов. Это и пробиотики, вплоть до биопестицидов, биогербицидов. Сегодня мир отказывается от препаратов химического синтеза, идёт по пути микробиологического синтеза. А микробиология – это то, что делается живыми организмами, микробами. Потенциал микробов у нас используется в мире, по некоторым данным, где-то на полпроцента. Вот представляете, 99% – это ещё впереди. Это безграничные возможности перед человечеством. И если будет какая-то революция технологическая, то, я уверен, что это будет биотехнологическая революция. Мы должны использовать потенциал этих микробов, которых мы ещё не научились использовать до конца. А там и альтернативная энергетика, расширение её. То есть вот эта биотехнология – это фермы по содержанию различных микроорганизмов, которых не видим мы глазами, но которые делать будут очень много полезной работы для будущего развития человечества и его прогресса».

По материалам пресс-службы губернатора Белгородской области