"Агро-Белогорье", "Авто-Белогорье", "Теплицы Белогорья", "Хрусталь Белогорья", "Мебель Белогорья" — кажется, каждая вторая компания в Белгороде использует в названии топоним. Жители Белгорода считают свой город лучшим в России. Узнав, что в рейтинге СФ Белгород занял третье место, с недоумением спрашивают: "А у кого первое?"

— Белгороду неправильно присуждают третье место,— рассуждает Юрий Селиванов, владелец строительного холдинга ЖБК-1 (и одноименного завода плитки).— У него должно быть первое место. Это первый город в России, который начал заниматься благоустройством.

Селиванов знает, о чем говорит. Губернатор Белгородской области Евгений Савченко, руководящий регионом с 1993 года (абсолютный рекорд среди российских губернаторов), "был одержим идеей сделать самую благоустроенную область в России".

— Евгений Степанович долго с карандашом в руке просчитывал, что выгоднее будет: плитка или асфальт. Получилось, что плитка,— вспоминает Селиванов.

C 1996 года улицы Белгорода начали выкладывать тротуарной плиткой Селиванова. Поначалу белгородцы отнеслись к идее со скепсисом.

— Ходили слухи, что губернатор по рублю с каждой плитки получает,— рассказывает один из жителей.— Потом решили: даже если и так, пусть лучше так зарабатывает, улучшая город.

В конце концов белгородским девушкам понравилось ходить по плитке на каблуках, а народный ропот утих. С тех пор губернатора критикуют все реже. Плиткой выложен весь город, кое-где даже проезжие части. ЖБК-1 давно продает свою плитку в соседние регионы, в Москву и Петербург. Его выручка в 2012 году, по данным "СПАРК-Интерфакс", составила 2,4 млрд руб.

Но не только на плитке стоит Белгород. Сильная сторона этого города в гармоничном развитии социальной и бизнес-составляющих (см. справку ниже).

Пенопластовый город

— В 1994 году, когда я впервые приехал из Харькова в Белгород, это была глухая провинция,— вспоминает Вадим Радченко, владелец рекламной компании "Проспект" и президент Федерации воздухоплавателей Белогорья.— Вывески над конторами — из крашеного пенопласта. А сейчас Харьков — деревня по сравнению с Белгородом.

В Белгород Радченко приехал делать рекламную кампанию для друга. Предпринимателя сразу поразило дружественное отношение властей к бизнесу:

— В Харькове, чтобы поставить рекламный щит, я должен был определенную сумму занести в определенный кабинет. Здесь, вот крест на пузе, я не платил чиновникам за право установки.

За полтора месяца Радченко попутно набрал заказы от белгородцев и запустил в городе филиал своей харьковской рекламной компании, а потом и вовсе решил остаться в дружелюбном российском городе (свою долю в харьковской компании он позже продал партнерам). Этому желанию в немалой степени способствовал губернатор. В 1996 году за пару дней до инаугурации его помощник привез бизнесмена в администрацию области, ему показали пенопластовый герб региона:

— Успеешь сделать нормальный?

Радченко правильно ответил на этот вопрос. Он съездил в Харьков (расстояние между городами — 80 км) и сделал основу для герба Белгорода на местном оборудовании. Савченко в тот же день посетил белгородский офис Радченко и поинтересовался, почему герб нельзя было сделать в Белгороде. Бизнесмен пожаловался, что плоттер, с помощью которого можно делать гербы и вырезать буквы для вывесок, стоит $10 тыс. После инаугурации Савченко предложил "Проспекту" сделать 21 герб — для каждого района области. На деньги с этого заказа, добавив свои средства, Радченко обзавелся первым в Белгородеплоттером.

Сегодня "Проспект" — одна из крупных рекламных компаний Белгородас выручкой 26 млн руб. в прошлом году. Ей и другим местным операторам принадлежат 90% рекламных конструкций в городе. Белгородские бизнесмены объясняют, что в регионе есть негласное правило поддерживать местные компании, которые здесь "кормят народ, оставляют налоги, тратят деньги", а не москвичей, создающих компании формата "стол-стул-телефон" и переправляющих все деньги в столицу.

8-е место занимает Евгений Савченко в февральском рейтинге влияния губернаторов, составленном Агентством политических и экономических коммуникаций. Это губернатор с "очень сильным влиянием".

Йес, йес, ЭБС

— Я в свое время вышел из правительства и возглавил свинину, Геннадий Бобрицкий вышел из правительства и возглавил птицу,— рассказывает основной владелец группы "Агро-Белогорье" Владимир Зотов.

Такова вкратце история белгородского сельского хозяйства. Два крупнейших в области агрохолдинга — "Агро-Белогорье" и "Приосколье" — принадлежат экс-чиновникам: Зотов был начальником департамента экономического развития Белгородской области, Бобрицкий возглавлял департамент инвестиций.

В 2003 году Савченко, аграрий по образованию, поручил Зотову организовать строительство первого в области крупного свинокомплекса — "Курасовского". Комплекс был построен на бюджетный кредит, под кураторством департамента.

— Губернатор посмотрел, говорит: молодцы! — вспоминает Зотов.— Теперь идите и управляйте им. Я говорю: как? Мы и слово "свиноводство"-то толком не выговариваем.

Но Зотов нашел выход: нанял управляющего для комплекса, и с его помощью Курасовский свинокомплекс в 2005 году продали московским импортерам мяса — Виктору и Александру Линникам. Агрохолдинг "Мираторг" братьев Линников, по сути, начался с "Курасовского". На этой сделке департамент Зотова заработал для бюджета деньги. Тогда в правительстве решили строить новые свинокомплексы. Для реализации проектов создали ООО "Управляющая компания ЭБС" ("Это белгородская свинина"). В 2007 году Зотов ушел из правительства и начал заниматься этим проектом как частным бизнесом, его компания "Агро-Белогорье" стала правопреемницей ЭБС. Бизнесмен объясняет, что с прибыли он постепенно выкупал у других акционеров, в том числе у правительства области, их доли в свинокомплексах.

— Евгений Степанович (Савченко.— СФ) в 2001 году убеждал меня, что область будет производить 250 тыс. тонн свинины,— вспоминает Зотов.— Я тогда выходил из его кабинета и думал: боже мой, о чем он? Какие 250 тысяч?!

Белгородская область тогда производила 60 тыс. тонн свинины в год. Сейчас только "Агро-Белогорье" выпускает 150 тыс. тонн свинины, а вся область в прошлом году произвела 700 тыс. тонн — пятую часть всей свинины в России.

В прошлом году из-за присоединения к ВТО в России резко вырос импорт свинины, и дела у холдинга пошли хуже: при выручке 25 млрд руб. он получил 2,5 млрд руб. прибыли — в полтора раза меньше, чем годом ранее. Тем не менее Зотов собирается построить в Белгородской области еще пять свинокомплексов в дополнение к нынешним 15.

24 тыс. руб. составила средняя зарплата работника сельского хозяйства в январе в Белгородской области — это на 7,7% больше, чем средняя зарплата по региону.

Опередить москвичей

— Бабушки покупают у нас яйца и перепродают их на рынке, говоря, что это яйца из их домашнего хозяйства,— рассказывает мне продавщица белгородского магазина "Фермер".

Сеть магазинов фермерских продуктов появилась в городе в 2008 году как логичное продолжение областной целевой программы "Семейные фермы Белогорья", призванной наладить финансирование фермерских хозяйств.

— Департамент агропромышленного комплекса поддерживает крестьянские хозяйства, а продукты им куда девать? Решили создать сеть,— объясняет гендиректор "Фермера" Леонид Курашик.

Губернатор на одном из совещаний рассказал об этой идее. Реализовывать ее взялись несколько предпринимателей, в том числе и Зотов. Они стали акционерами "Фермера" (Зотов позже продал свою долю, сейчас, по данным "СПАРК-Интерфакс", сеть принадлежит совладельцу старооскольского ликеро-водочного завода "Люкс" Владимиру Злобину).

В 2010 году акционеры позвали управлять "Фермером" Курашика, который до 2009-го работал финдиректором старооскольской розничной сети "Провиант". "Фермеров" тогда было десять, и все убыточные.

— У бренда была сомнительная слава,— объясняет Курашик.— Народ думал, что сеть создали чиновники под свою агропрограмму, просто чтобы показать, что они работают.

Проект же, уверяет Курашик, был коммерческим, хотя некоторую помощь от властей получал. Так, первоначально была идея запустить 100 магазинов в области, и чиновникам поручили составить список муниципальных участков, где можно построить магазины.

— Список-то они составили,— рассказывает Леонид Курашик.— Вот только не все места подходили для торговли: они и участок 30 кв. м треугольной формы туда вписали.

Чтобы сеть стала зарабатывать, Курашик изменил оформление магазинов, ассортимент, выкладку товаров, систему учета (см. СФ N9/2012). Фермерских продуктов теперь в ассортименте меньше 5%.

— Меня постоянно спрашивают: почему у вас так мало фермерских продуктов? А потому что их нет! — горячится Курашик.— Таких продуктов можно придумать максимум 150 позиций, у нас в регионе столько даже не производят.

Для полноценного "магазина у дома" площадью до 150 кв. м нужно 2,5 тыс. позиций, поэтому на полках "Фермера" в изобилии представлена продукция "Приосколья", "Агро-Белогорья" и "Мираторга".

Но покупатели любят магазины в первую очередь за фермерские продукты — например, за молоко, которое можно налить в свой бидон. Молоко, мясо и овощи от фермеров стоят на 30-40% больше, чем аналогичные товары крупных производителей. Но они значительно дешевле, чем фермерские продукты в Москве. Так, цена 1 кг гусятины в "Фермере" — 250 руб., в московской LavkaLavka — минимум 880 руб.

LavkaLavka и другие московские предприниматели продают продукты в том числе с Белгородчины.

— Приезжают по осени и машинами скупают все подряд,— жалуется Курашик. Платят, конечно, дороже, чем "Фермер".

Среди поставщиков — 200-300 фермеров. Управляющий строит хранилища, чтобы после паломничества москвичей, перед Новым годом, не остаться без товара. Сеть теперь прибыльна, говорит Курашик, в ней 26 магазинов в Белгородеи прилегающем Белгородском районе, в этом году ее выручка превысит 1 млрд руб.

Смесь английского с белгородским

Москвичи приезжают на Белгородчину не только за индюшками. В 2010 году представители только что созданного фонда Runa Capital привезли в Белгородterm sheet о покупке доли в компании "Фабрика информационных технологий", которая внедрила в городе проект "Виртуальная школа".

— Мы, простые, белгородские, думали, нас пытаются развести,— вспоминает сооснователь компании Евгений Мирошников.— Привезли предложение на английском, мы его сидели два дня переводили: какие-то Кипры, какие-то Британские Виргинские острова, какие-то доли, которые могут размыть.

В общем, белгородцы с москвичами не договорились. А спустя два года Runa вложила $5 млн в "Дневник.ру", аналогичный "Виртуальной школе" проект из Петербурга.

"Виртуальную школу" — электронную систему, которая объединяет школьников, родителей, учителей и чиновников от образования,— Евгений Мирошников и Федор Жерновой, тогда студенты БГТУ имени Шухова, начали создавать в 2006 году. Зарабатывать собирались на SMS-рассылке для родителей. Расчет был простой: в Белгороде 30 тыс. школьников, если системой охватят хотя бы треть школьников и родители каждого будут платить 50 руб. в месяц, компания получит 500 тыс. руб.— "космические для нас деньги в то время", вспоминает Мирошников.

Расчет, однако, оказался неверный. Сейчас "Виртуальная школа" внедрена во всех школах и детсадах Белгородской области, но за SMS платят всего 50 пользователей. По закону на портале Gosuslugi.ru, с которым интегрирована "Виртуальная школа", родители могут узнать информацию об учебе своего ребенка бесплатно, поэтому SMS-рассылка не востребована. Бизнесмены зарабатывают, продавая доступ в систему другим регионам. "Виртуальной школой" пользуются в Орловской, Брянской, Московской, Иркутской областях.

Впрочем, образование — не единственный источник доходов "Фабрики". Компания участвовала в реализации проекта по внедрению платных паркоматов в Москве, "под ключ" делала такой проект в Сочи (на чем заработала 28 млн руб.), сейчас пытается повторить опыт в Белгороде.

— Пробок у нас нет,— уточняет сити-менеджер Сергей Боженов.— Но у нас сильно замедленное движение.

Если проект "Фабрики" чиновники согласуют, то рядом со зданием администрации, где сейчас висит табличка "Здесь паркуются только чистые автомобили", появятся первые платные паркоматы Белгорода. Час стоянки будет стоить 30 руб.

В "Фабрике" работают 50 человек, выручка компании в 2013 году составила 100 млн руб. Об успехах 29-летний Мирошников рассказывает в стильной кофейне "Комод", которую он с партнерами открыл месяц назад. Здесь бесплатный Wi-Fi, бабочки-галстуки на кассе, на полках книги издательства "Манн, Иванов и Фербер" (некоторые оформлялись дизайнерами "Фабрики"), настольный футбол в углу — все атрибуты "модного" места. Бизнесмены создали "Комод", чтобы собирать талантливую белгородскую молодежь, по сути — удерживать в Белгороде. Сам Мирошников к этой земле привязан почти буквально. Пару лет назад БГТУ, где он работает, выдал стартаперу участок земли за городом и 1 млн руб. на строительство дома. За это он должен десять лет работать в вузе.

— А я никуда и не собираюсь,— улыбается кандидат технических наук.— Дом я почти достроил, соседи у меня — проректоры.

Назад в село 

Чтобы заинтересовать детей сельским хозяйством, в Белгородской области проводится конкурс для школьников "Хочу работать в "Агро-Белогорье"!" Детям предлагают написать очерк, эссе или стихотворение на эту тему или сделать фотографию. Победители, впрочем, получат не стажировку в компании, а планшет, смартфон или аудиоплеер.


"Свой дом" — своя крепость

Про белгородскую программу ИЖС — индивидуального жилищного строительства — мне рассказывал каждый белгородец, с которым я встречалась. Любой житель области с пропиской может купить у региона участок земли 15 соток за 100-120 тыс. руб. За пять лет землевладелец должен построить на участке дом. Инфраструктуру подводит область. Деньги на строительство можно занять в потребкооперативе "Свой дом" — под 1% годовых на срок до семи лет.

Областной фонд поддержки ИЖС был создан по инициативе Савченко еще в конце 1993 года. Программа подстегнула развитие строительной отрасли. "Украинцы говорят: "Якщо людина не п'э, вона чi дуже хвора, чi така падлюка". А у нас тот, кто не строится,— больной или "плохой человек"",— смеется пресс-секретарь Боженова Андрей Морозов, показывая мне частные дома, тянущиеся от выезда из города, кажется, до самого горизонта. Вокруг города построены уже 53 тыс. частных домов. В радиусе 15 км от города все участки заняты, уточняет Боженов.

В Белгородском районе в прошлом году ввели 448 тыс. кв. м жилья, а в самомБелгороде — лишь 212 тыс. кв. м: места для строительства там почти не осталось. По предложению Боженова в городе стали надстраивать разноцветные мансарды на офисах. Город, и так один из самых ухоженных в России, стал еще симпатичнее.

По дороге в аэропорт, чтобы еще раз удостовериться в масштабах частного строительства, спрашиваю таксиста:

— Вы тоже строитесь?

— Я уже построился,— довольно улыбается водитель.— У меня 250 "квадратов" за городом: воздух, свобода, раздолье.

Город-гармония 

Топ-10 нашего рейтинга "оккупировали" города двух типов: либо миллионники с развитой инфраструктурой и промышленностью, либо более мелкие подмосковные города, получающие "дивиденды" от географической близости к столице. Только Калининград и Белгород стоят особняком: и от Москвы далеко, и до миллионников не дотягивают (население каждого — около 400 тыс. жителей). Но первое место Калининграда объяснимо: город обласкан федеральными властями, так как имеет стратегически важное географическое положение, а вот Белгород ничем особенным не выделяется. По всем 13 критериям, которые мы учитывали,— объем производства, самостоятельность бюджета, количество врачей и другие — город занимает вполне приличные, но не лидирующие позиции: с 8-го по 67-е. Но в этом случае стакан, скорее, наполовину полон: провалов ни в одной сфере у города нет, и по совокупности показателей "город добра и благополучия", как его позиционируют власти, справедливо занимает третье место в общем рейтинге.